Определение облагаемых и не облагаемых НДС сделок, заключенных на основании лицензионного договора

Имущество в облагаемой и необлагаемой деятельности

Определение облагаемых и не облагаемых НДС сделок, заключенных на основании лицензионного договора

Введя с 1 января этого года обязательную для всех поквартальную уплату НДС, законодатели не позаботились приспособить к ней все остальные нормы Налогового кодекса.

Из-за этого банальная покупка основных средств заведет бухгалтерию фирмы, которая проводит как облагаемые, так и не облагаемые НДС операции, в законодательный тупик.

В конце этого тупика маячит искажение сразу двух налогов: на прибыль и на имущество. Ищем выход.

С начала этого года ежемесячный НДС упразднен — начислять его все плательщики должны поквартально. Это предусмотрено законом № 137-ФЗ, который был принят еще 27 июля 2006 года.

За прошедшее с тех пор время законодатели так и не удосужились исправить в пункте 4 статьи 170 НК РФ один давний недостаток.

Он не позволяет фирмам, у которых есть как облагаемые, так и не облагаемые НДС операции, правильно определить первоначальную стоимость основных средств, принимаемых к учету в первом или втором месяце квартала.

Этот пункт, напомним, посвящен раздельному учету входного НДС, в том числе и по объектам, приобретенным для использования как в облагаемых, так и в не облагаемых НДС операциях.

Часть входного налога, приходящуюся на не облагаемые НДС операции, к вычету принять нельзя и следует включать в стоимость приобретенного имущества (п. 2 ст. 170 НК). Эта часть пропорциональна доле необлагаемых операций в общем их объеме.

Пропорцию следует определять исходя из стоимости отгруженных товаров (работ, услуг, имущественных прав), которые освобождены от НДС, в общей стоимости отгрузок за налоговый период (абз. 5 п. 4 ст. 170 НК).

А налоговый период теперь – квартал. Поэтому пропорцию, а, следовательно, и сумму НДС, подлежащего включению в стоимость приобретенного объекта, можно узнать не раньше окончания текущего квартала. Дополнительные сложности возникают, если объект этот – основное средство.

Первоначальная стоимость

Основные средства, как известно, следует принимать к учету по первоначальной стоимости, в которую кодекс предписывает включить не подлежащий вычету НДС (п. 8 ПБУ 6/01, п. 2 ст. 170 НК). Причем сделать это нужно не только в налоговом, но и в бухгалтерском учете. А значит, этот НДС влияет на сумму сразу двух других налогов: на имущество и на прибыль.

Напомним, базой для налога на имущество служит среднегодовая стоимость объектов, отражаемых на бухгалтерском балансе в качестве основных средств (п. 1 ст. 374 НК). При определении налоговой базы они учитываются по остаточной стоимости (п. 1 ст.

375 НК), которая представляет собой первоначальную (или восстановительную) стоимость за минусом амортизации. Поэтому подлежащий включению в первоначальную стоимость НДС увеличивает базу по налогу на имущество. Если этот НДС рассчитать неправильно, неверной получится и сумма налога на имущество.

Причем не однажды, а на протяжении всего срока службы объекта основных средств.

В налоговом учете исходя из первоначальной стоимости основных средств рассчитывают амортизацию (ст. 259 НК). Она начисляется ежемесячно начиная со следующего за вводом в эксплуатацию месяцем (п. 2 ст.

259 НК) и включается в состав расходов при расчете налога на прибыль.

Поэтому неверная сумма входящего в первоначальную стоимость НДС приведет к неправильному начислению налога на прибыль в течение всего периода амортизации объекта в налоговом учете.

Сложность обусловлена тем, что в обоих учетах, и в бухгалтерском, и в налоговом, первоначальная стоимость основных средств дальнейшему изменению не подлежит, за исключением нескольких четко оговоренных случаев (п. 14 ПБУ 6/01, п. 2 ст. 257 НК).

В налоговом учете первоначальную стоимость определяют в момент ввода основного средства в эксплуатацию. А в бухгалтерском – при приобретении объекта (п. 7, подп. «а» п. 4 ПБУ 6/01).

Если в эти моменты сумма не подлежащего вычету НДС неизвестна, то и достоверно определить первоначальную стоимость невозможно.

А как быть, если у купленного объекта со сроком службы более 12 месяцев стоимость без НДС немногим меньше 20 000 рублей, а с НДС – больше? В этом случае бухгалтер, не зная, какая часть этого НДС подлежит вычету, а какая — включению в первоначальную стоимость, даже не сможет до конца квартала верно определить, как учитывать этот объект: то ли списывать его стоимость на расходы сразу (п. 1 ст. 256 НК и п. 5 ПБУ 6/01), то ли включать в состав основных средств и амортизировать.

Получается, что Налоговый кодекс, обязывая фирму определить первоначальную стоимость основных средств, сам же делает невозможным верное выполнение этого требования. Первый квартал этого года уже закончился, и в отсутствие разъяснений Минфина и ФНС, а также сложившейся судебной практики бухгалтеры решали проблему каждый на свой лад. Рассмотрим популярные способы.

Ошибка в учете

Приобретенное основное средство бухгалтер учитывает по первоначальной стоимости, которая вовсе не включает НДС или же включает примерную его величину (определенную по плановым показателям, по пропорции предыдущего квартала, просто «на глазок» и т.п.).

Затем, по итогам квартала, когда станет известна пропорция и, соответственно, не подлежащая вычету сумма НДС, бухгалтер корректирует первоначальную стоимость в бухгалтерском и налоговом учете, оформляя это как исправление ошибки, допущенной в периоде принятия объекта к учету.

Источник: http://ndsinfo.ru/article/299

Заключение лицензионного договора не всегда освобождает от уплаты НДС

Определение облагаемых и не облагаемых НДС сделок, заключенных на основании лицензионного договора

Источник: http://www.buhgalteria.ru/rubric/nalogi/

Основанием для доначисления обществу сумм НДС стало спорное лицензионное соглашение, которое являлось смешанным договором и, помимо передачи права на ноу-хау, предусматривало передачу права на использование всего технологического процесса для производства продукции. Общество, не согласившись с решением налогового органа, обратилось в арбитражный суд.

Позиция налогоплательщика

Общество утверждало, что заключенное соглашение о лицензировании содержит в себе секрет производства (ноу-хау), который, согласно подпункту 2 пункта 2 статьи 146 Налогового кодекса, не признается объектом обложения НДС.

Кроме того, положения лицензионного соглашения содержат в себе передачу прав, на которые отдельные договоры не заключались.

Секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах ведения профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны (ст. 1465 ГК РФ).

Техническая документация, предоставленная лицензиаром по соглашению, является секретом производства, представляет собой чертежи, схемы и рекомендации по сборке автомобилей из уже готовых комплектующих деталей, произведенных на заводе концерна-лицензиара, а следовательно, операции по передаче ноу-хау в рамках спорного соглашения не подлежат обложению НДС.

Позиция налогового органа

Общество в соответствии с соглашением о лицензировании осуществляло регулярные платежи фирме-лицензиару за права, переданные для производства лицензионных транспортных средств. При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 161 НК РФ общество является налоговым агентом и обязано исчислить, удержать и уплатить в бюджет налог на добавленную стоимость с доходов иностранного лица.

В спорном соглашении о лицензировании предусматривается передача полного комплекса прав, необходимых для осуществления деятельности общества (использования всего технологического процесса для производства продукции, а не отдельных частей этого процесса), поэтому данное соглашение не может быть признано лицензионным договором, следовательно, общество должно было исчислять и уплачивать НДС с операций по реализации конечного продукта.

Дополнительно инспекция указала на тот факт, что передача технической документации (которая, по мнению общества, содержит секреты производства и является коммерческой тайной) производилась во исполнение обязательств сторон по заключенному лицензионному договору, а сам по себе секрет производства (ноу-хау) отдельно в качестве предмета этого договора не указан.

Общество не исчислило, не удержало и не уплатило налог с доходов иностранного лица, полученных в результате оказания им услуг на территории Российской Федерации.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа
от 17 декабря 2015 г. № Ф06-3627/2015 по делу № А65-28785/2014

Налоговыми агентами признаются организации и индивидуальные предприниматели состоящие на учете в налоговых органах, приобретающих на территории Российской Федерации товар (работы, услуги) у иностранных лиц.

При этом если покупатель работ (услуг) фактически находится на территории Российской Федерации, то местом реализации работ (услуг) признается территория Российской Федерации (подп. 4 п. 1 ст. 148 НК РФ). Это правило действует также при передаче, предоставлении патентов лицензий, торговых марок, авторских прав или иных аналогичных прав.

Налоговые агенты обязаны исчислить, удержать у налогоплательщика и уплатить в бюджет соответствующую сумму налога в полном объеме (п. 4 ст. 173 НК РФ). Между лицензиаром и обществом было заключено соглашение о лицензировании, по которому общество обладает неисключительной лицензией на право производства транспортных средств и на право продажи такого имущества.

Судьи установили что техническая документация, которую получило общество по соглашению, представляет собой чертежи, схемы и рекомендации по сборке автомобилей из уже готовых комплектующих деталей, при этом они не являются секретом производства.

Также по условиям соглашения обществу передан целый комплекс прав по оказанию инженерно-технических услуг, по организации обучения персонала и иные права, следовательно, спорное соглашение о лицензировании носит сложный комплексный характер, а значит, не может быть однозначно признано лицензионным договором.

Таким образом, льгота по освобождению от уплаты НДС, согласно подпункту 26 пункта 2 статьи 149 Налогового кодекса, не распространяется на спорные операции по передаче ноу-хау в рамках спорного соглашения, поскольку по соглашению переданы не только права на технические новшества, но и весь технологический процесс для производства продукции.

Поскольку иностранная компания не состоит на учете в российских налоговых органах, но при этом реализует продукцию на территории Российской Федерации, суды пришли к правомерному выводу о наличии у общества, как у налогового агента, обязанности по исчислению удержанию и уплате в бюджет НДС с доходов иностранного лица.

Источник: https://otchetonline.ru/art/buh/54248-zaklyuchenie-licenzionnogo-dogovora-ne-vsegda-osvobozhdaet-ot-uplaty-nds.html

Как обосновать вычет НДС при приобретении товаров для необлагаемых операций

Определение облагаемых и не облагаемых НДС сделок, заключенных на основании лицензионного договора

На практике нередко случается, что компаниям — плательщикам НДС проверяющие предлагают включать входную сумму налога в стоимость приобретаемых товаров, работ, услуг, имущественных прав.

Как правило, такие ситуации возникают при приобретении их для осуществления тех операций или событий хозяйственной деятельности, которые непосредственно не формируют налоговую базу по НДС, а являются вспомогательными и сами по себе НДС не облагаются.

Предъявленные поставщиками суммы налога в этом случае уменьшают налогооблагаемую прибыль через стоимость приобретенных активов, работ, услуг. Естественно, это менее выгодно, чем принять к вычету всю предъявленную сумму налога. Поэтому можно попробовать отстоять право на налоговый вычет.

Вычет можно оправдать сделкой, в целях которой совершается операция

Исходя из прямого толкования подпункта 1 пункта 2 статьи 171 НК РФ, право на вычет возникает по суммам НДС, предъявленным при приобретении товаров, работ, услуг, предназначенных для осуществления облагаемых НДС операций.

Под этим подразумевается, что при дальнейшем использовании данных товаров, осуществлении деятельности, для которых приобретены работы и услуги, возникает объект обложения НДС.

Поэтому если при совершении конкретной сделки не просматривается ее связь с облагаемой НДС операцией, то налоговики могут быть против вычетов.

Данные претензии могут касаться как текущих хозяйственных сделок, так и каких-то общефирменных расходов: связанных с проведением собрания акционеров или участников, оплатой услуг по ведению реестра акционеров, иных подобных услуг.

В таких ситуациях для обоснования вычета компания может связать эти отдельные сделки с другими, более крупными операциями или с деятельностью в целом. Если они относятся к образующим НДС к уплате, то шансы получить вычет входного НДС существенно возрастают. В крайнем случае налоговики могут потребовать распределения НДС на облагаемые и необлагаемые операции.

Но если у компании таких нет или же есть возможность связать конкретные сделки именно с облагаемыми операциями, то вся предъявленная сумма налога пойдет в вычет.

Значительное число споров возникает в случае привлечения в качестве поручителей и гарантов небанковских структур. Они не могут пользоваться льготой, установленной для банков в подпункте 3 пункта 3 статьи 149 НК РФ. На сумму вознаграждений таких агентов начисляется НДС (подп. 1 п. 1 ст.

146 НКРФ). Но, по мнению налоговых органов, вычет такого НДС возможен, только если гарантия или поручительство выданы для осуществления облагаемой НДС сделки. А если целью является, например, получение банковского кредита или займа, то условие для вычета не соблюдается (подп. 2 п. 1 ст.

171 НКРФ).

Однако суды не согласны с таким прочтением. Очевидно, по их мнению, что привлечение заемных и кредитных средств не может являться целью само по себе. Имеет значение также то, что полученные кредиты пополняют оборотные средства, а они используются в деятельности, по которой возникает объект обложения НДС.

Тогда входной НДС, уплаченный с суммы вознаграждения поручителя или гаранта, можно принять к вычету. Аналогичные выводы делают суды и в случае разрешения спора о предъявлении к вычету входного НДС по вознаграждению залогодателю (постановления федеральных арбитражных судов Московского от15.07.13 №А40-153995/12, от22.06.10 №КА-А40/4658–10, Центрального от16.03.

12 №А08-3814/2011, от21.09.10 №А35-12164/2009, Уральского от25.04.11 №Ф09-1381/11-С2 округов).

Те же аргументы учел Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от20.09.06, 26.09.06 №КА-А40/8845–06, рассматривая спор о вычете НДС, предъявленного исполнителем услуг при размещении облигаций.

Деньги, полученные от размещения ценных бумаг, были направлены на собственные нужды организации (на оплату товаров поставщикам, выдачу заработной платы). Поэтому суд решил, что услуги предназначались для обеспечения производственной деятельности налогоплательщика, и вычет правомерен.

Хотя налоговый орган и указывал, что операции с ценными бумагами не подлежат обложению НДС (подп. 12 п. 2 ст. 149 НКРФ).

Налогооблагаемая деятельность компании в целом — достаточно частый аргумент в подобных спорах. Например, когда налоговики отказывают в вычетах по работам по благоустройству, если они непосредственно не заказаны для какого-либо проекта.

Отстоять свою позицию компаниям помогают соответствующие условия в договоре аренды или же ссылка на градостроительные нормы, обязывающие собственника содержать принадлежащие ему территории в надлежащем состоянии. С их помощью можно обосновать не только расходы, но и право на вычет (постановления федеральных арбитражных судов Уральского от16.07.

12 №Ф09-5675/12, Московского от26.08.11 №КА-А40/9285–11, от25.05.11 №КА-А41/4670–11, от26.01.09 №КА-А40/13294–08 округов).

Но даже отсутствие права собственности и договорных отношений не препятствует вычету, если компания обоснует производственную необходимость работ по благоустройству.

Например, для обеспечения подъезда к предприятию (постановления Президиума ВАС РФот25.10.11 №3844/11, федеральных арбитражных судов Московского от31.01.11 №КА-А40/17869–10, Северо-Западного от22.12.

10 №А05-1369/2010, Уральского от27.07.11 №Ф09-4144/11 округов).

Подобные аргументы помогают даже в спорах, когда НДС не должен, по мнению налогового органа, возникать и выставляться. Так, компания возместила контрагенту расходы на бронирование и гостиничное обслуживание ее работников.

Это компенсационная выплата, сказали налоговики, и входного НДС быть здесь не может. Но Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в постановлении от21.01.

14 №А11-8268/2012 решил, что вычет законен, поскольку есть счет-фактура, а расходы связаны с деятельностью компании, по которой уплачивается НДС.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд счел возможным вычет НДС, предъявленный при реставрации объекта культурного наследия (постановление от04.12.13 №17АП-13959/2013-АК).

Компания произвела расходы не только для сохранности объекта как памятника истории и культуры, но и для дальнейшего использования в качестве кафе.

А то, что подрядчики нарушили подпункт 15 пункта 2 статьи 149 НК РФ, согласно которому такие работы не облагаются НДС, значения не имеет.

Те же аргументы о связи имущества с деятельностью, по которой компания уплачивает НДС, помогают отстоять вычет по договорам аренды, если частично арендованное имущество простаивает. Суды считают, что неиспользуемое имущество — далеко не всегда основание для отказа в вычетах.

Если объект арендуется как имущественный комплекс, то исключение из него бездействующих активов бывает невозможно.

В этом случае стоимость аренды формируется за комплекс в целом, и у налогоплательщика нет оснований для исключения части НДС из суммы вычетов, ведь аренда и простаивающих мощностей — условие сделки.

При этом выделить, какая часть арендной платы относится к этим мощностям, расчетным путем невозможно (постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от17.06.11 №КА-А40/5679–11, от27.05.11 №КА-А40/3538-11-2, от24.02.11 №КА-А40/643–11).

Намерение тоже основание для вычета

Пленум ВАС РФ в постановлении от12.10.06 №53 назвал вычеты НДС налоговой выгодой.

И там же указал, что установление наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. КС РФ в определении от16.12.

08 №1972-О-О разъяснил, что речь идет именно о намерениях и целях (направленности) предпринимательской деятельности, а не о ее результате. Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от эффективности использования капитала.

Из этого можно сделать вывод, что для обоснования права на вычет имеет значение, главным образом, намерение использовать приобретенные товары в облагаемой НДС деятельности. Если обстоятельства свидетельствуют об этом, то нет оснований для отказа в вычете, если часть этих товаров по объективным причинам фактически не использована по назначению.

Об этом напомнил Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от03.02.14 №А42-74/2013. И на основании выводов Пленума ВАС РФ и КС РФ поддержал налогоплательщика, заявившего вычет по списанным по акту инвентаризации товарам.

Намерение налогоплательщика использовать приобретенный товар в облагаемых НДС операциях подтвердило отражение этого товара на счете 41 «Товары». Суд также отметил, что реализация товара в силу налогового законодательства не является условием применения налоговых вычетов.

Если товары не реализованы из-за порчи или утраты, то это не делает вычет входного НДС неправомерным.

По мнению суда, налоговый орган не доказал, что приобретенные налогоплательщиком товары в принципе не могли быть использованы им в предпринимательской деятельности в соответствии с целями, указанными в пункте 2 статьи 171 НК РФ.

Утрата топлива вследствие пожара не является облагаемой НДС операцией, с этим доводом налоговиков согласился Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа (постановление от09.07.13 №А78-10218/2012).

Но не поддержал инспекцию, которая на этом основании отказала компании в налоговом вычете.

Основными условиями, определяющими право налогоплательщика на вычет сумм НДС, по мнению суда, являются их приобретение для операций, подлежащих обложению НДС, принятие на учет, наличие первичных документов, подтверждающих реальность совершения соответствующих хозяйственных операций. Выбытие товарно-материальных ценностей вследствие пожара само по себе не меняет первоначальной цели их приобретения и, как следствие, не свидетельствует об утрате налогоплательщиком права на применение налоговых вычетов.

А выводы Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа (постановление от23.05.14 №А17-4094/2013) могут быть интересны всем, у кого возникают сверхнормативные потери. Суд счел, что технологические потери при доставке электроэнергии до потребителей также относятся к облагаемой НДС деятельности, причем даже в сверхнормативной части.

Налоговый орган счел действия предприятия по применению налоговых вычетов по НДС в части сверхнормативных потерь недобросовестными и направленными на получение необоснованной налоговой выгоды. Суд не согласился с этим мнением.

Ведь предприятие оплачивало контрагенту весь объем поставленной тепловой энергии, в том числе и сверхнормативные потери, возникающие при прохождении ее по трубопроводам тепловых сетей потребителей и бесхозяйным тепловым сетям.

Объект обложения может быть в прошлом или будущем, а вычет — в периоде возникновения

В последнее время уже проще обосновать право на вычет при осуществлении, например, демонтажа и ликвидации объектов основных средств. Это связано с уточнением нормы, позволяющей такие вычеты (п. 6 ст. 171 НКРФ). Но очевидно, что сама эта операция не образует объекта НДС, компания никому ничего не предъявит и не уплатит в бюджет. А значит и вычета нет, подчас решают налоговики.

Но суды поддерживают налогоплательщиков. Так, Президиум ВАС РФ (постановление от31.01.

12 №12987/11) счел, что при разрешении спора о налоговых вычетах, предъявленных подрядчиком при ликвидации объекта основных средств, необходимо учитывать комплексный характер использования этих объектов в хозяйственной деятельности.

Использование включает в себя установку, эксплуатацию, а при возникновении производственной необходимости — ликвидацию основного средства. Ликвидированные объекты использовались для получения продукции, реализация которой признается объектом обложения НДС. На основании этого суд сделал вывод, что вычеты законны.

В указанном постановлении Президиум ВАС РФ повторил выводы, сделанные ранее в постановлении от20.04.10 №17969/09. Вывод о том, что демонтажные и ликвидационные работы не направлены на совершение операций, признаваемых объектом обложения НДС, признан судом ошибочным.

Поддержал компанию и Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа (постановление от21.09.09 №Ф04-5816/2009(20264-А27-25)).

Он отметил, что облагаемая НДС деятельность не обязательно должна осуществляться в том же налоговом периоде, в котором возникло право на вычет. Компания использовала объекты ранее в деятельности, по которой возникал объект НДС (добыча угля).

Значит, ликвидация данного объекта после того, как он стал нерентабельным, тоже относится к этой деятельности.

Существенно проще обосновать вычет НДС, если вследствие совершения операции образуются активы, которые впоследствии будут использованы в облагаемой НДС деятельности.

В рассмотренном случае ликвидации объекта основных средств дополнительным аргументом в защиту вычета будут образовавшиеся в результате материалы, которые могут быть реализованы или использованы при строительстве, ремонте других объектов.

Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от20.06.14 №Ф05-5803/2014 указал на то, что компания заключила договоры не только на снос построек, но и на реализацию образуемого имущества. Таким образом, вследствие произведенного демонтажа у нее сформировался объект обложения НДС — реализация полученных при демонтаже материалов. Условия для вычета соблюдены.

На основании возможности осуществления в будущем облагаемых НДС операций исходят суды, разрешая вычеты по работам и услугам, связанным с консервацией, содержанием и ремонтом имущества в этом периоде.

Суды отмечают, что забота собственника о сохранности объектов в технологически пригодном состоянии для производственного цикла в будущем либо для его дальнейшей реализации свидетельствует о направленности на использование его для облагаемых НДС операций.

Кроме того, консервация объектов, временно не используемых в деятельности, является частью технологического процесса. И если этот процесс осуществляется в рамках облагаемой НДС деятельности, то вычет обоснован.

Причем такой вывод суды делают даже в случае консервации объектов незавершенного строительства, то есть которые только предполагается использовать в будущем. В качестве примера можно привести постановления федеральных арбитражных судов Северо-Западного от11.06.13 №А56-42644/2012, от04.04.08 №А56-51219/2006, Центрального от15.02.

07 №А09-4610/06-13-16, Московского от23.10.06 №КА-А41/9298–06 округов. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от01.09.

08 №А05-780/2008 отметил, что появление у организации объекта НДС (реализация добытых полезных ископаемых) в последующих налоговых периодах не препятствует применению вычета в том налоговом периоде, в котором возникло право на него.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/3677-kak-obosnovat-vychet-nds-pripriobretenii-tovarov-dlyaneoblagaemyh-operatsiy

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.